Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:02 

Мой первый фик по этому фандому.

"У нее есть мозг, хоть она его не использует, потому что ей сердца вполне хватает" (с)
Сразу говорю: фик первый именно в этом фандоме, так что - что получится сама не знаю.
Тапки приветствуются х)
Если это фигня - говорим сразу, дабы я прекратила переводить свою фантазию.
И да, все сходства с реальными людьми совершенно случайны х)

Итак, погнали:
Название: Душа или тело
Автор: Miss_BellatrikS
Бета: Word родимый.
Пейринг: Аня/Марго, Марго/Андрей
Размер: миди
Состояние: в работе.
Жанр: Романс, драмма.
Рейтинг: R
Примечание: размещение с разрешения автора.
Все права принадлежат не мне... Я лишь играюсь.
Саммари: Аня, безумно влюбленная в Гошу, пытается задушить в себе это чувство, тем более, что ее возлюбленный теперь - женщина. Вот только получается это не совсем удачно. Да и сама Маргарита переодически дает повод для продолжения отношений.

Раннее весеннее утро началось для Ани Сомовой, а точнее, с недавнего времени – Егоровой – не очень приятно: токсикоз, который мучил ее последние три недели, выматывал и доводил до нервного срыва. Да и не только в токсикозе было дело: две недели назад ее Борюсик впал в кому. Конечно же, причиной столь серьезного происшествия была никто иная, как Каролина – бывшая супруга Бориса Наумыча. Своими претензиями, она сначала пыталась расстроить свадьбу, а потом, когда поняла, что не сможет это сделать, начала давить на бывшего мужа, лоббируя интересы своей дочери и внука. И все бы обошлось, но Каролина требовала переписать все состояние Егорова на дочь, но он сам был категорически против, ведь у него была молодая супруга… тем более, находящаяся в положении. Ну и как итог – кома.
Аня провела почти три дня в слезах, когда узнала об этом и, если бы не Марго с Андреем, наверное, могла что-то сделать ужасное, но подруга не бросила ее в беде и вот теперь Сомик жила с ними в центре Москвы, помогая по хозяйству. Единственным минусом было то, что Аня до сих пор не могла привыкнуть к тому, что ее лучший друг и любовь всей жизни – Игорь Ребров – стал Маргаритой, девушкой. И хотя неоднократно повторяла себе Анечка: «Любить можно и мужчину, и женщину», признаться подруге в том, что она влюблена в нее – было невозможно. Нет, конечно, когда у Марго только начинались отношения с Калугой и девушки выпивали по вечерам, дело доходило до поцелуев и откровенных ласк, но с тех пор, как Андрей отшил Наталью, все изменилось. Маргарита стала все больше и больше времени проводить с возлюбленным, а Аня встретила Наумыча. Ну и завертелось, закружилось. Все реже и реже Сомова вспоминала вечера, проведенные с Ребровой наедине, но тут как назло этот переезд и беременность, из-за которой у Аньки совсем сносило крышу: настроение скакало, как ненормальное, а эмоции вообще не поддавались контролю. Литры выплаканных слез уже не считал никто – просто сбивались со счета сразу же. Во всей этой ситуации грамотно показывал себя Андрей: он с пониманием относился к переменам настроения беременной девушки и всячески потакал ее капризам. Лишь один каприз он не в силах был выполнить – отдать любимую женщину. Да и сама Маргарита, несмотря на свое хорошее отношение к Ане, не особо рвалась помочь: просто она не умела утешать, а сидеть и паниковать… это не помогло бы ни одной из них.
Сомова сидела и вспоминала день, когда Марго сказала, что любит Андрея и что между ними может быть только дружба… Тогда Анечка уже знала, что беременна, но ничего не сказала подруге. Первым о беременности, как ни странно, узнал Андрей - ему Аня могла доверить любой секрет. Конечно же, он был шокирован, но не оттолкнул девушку, ставшую ему хорошей подругой. Калугин и Реброва помогали по мере возможности и поддерживали, но этого было мало: хотелось внимания все больше и больше и, в конце-концов, Аня начала срываться на истерики, когда оставалась дома одна.
***
Звонок в дверь прервал размышления девушки и она, утерев выступившие было слёзы, подошла к двери, мимоходом посмотрев на экран домофона.
- Марго, привет, родная, - произнесла она, открывая дверь. – Ой, ты в магазин зашла? Давай продукты, я сейчас что-нибудь вкусненькое приготовлю.
- Анька, ты что, с дуба рухнула? Какое «давай»? Тебя тяжести таскать нельзя! – отодвинув оторопевшую девушку от двери, Маргарита прошла на кухню и поставила на стол пакеты. – Сегодня у нас в меню мясо по-французски. Надеюсь, ты не против? – очаровательная улыбка, та самая, которую Аня любила больше всего на свете.
- Нет, я не против. Ты же знаешь, что я люблю, когда ты готовишь, – произнеся эти слова, Сомова подошла к Марго и, обняв ее, нежно поцеловала в щеку. - Я вообще люблю все, что ты делаешь.
- Сомик, вот только нежностей не надо! Ты же знаешь, что я их не люблю, – девушка произнесла это без злости в голосе, но Анька все равно вздрогнула. Ей почему-то каждый раз казалось, что вот-вот… вот в этот раз они точно поругаются, но ничего не произошло и Реброва, продолжая мило улыбаться, протянула подруге пакет. – Тут овощи. Порежешь?
- Конечно. – Анька любила помогать на кухне.
Обед девушки приготовили быстро. Видимо все дело было в разговоре, который не прекращался ни на минуту. Марго рассказывала о том, что Зимовский совсем оборзел и что у них там, на работе снова «Полный капец!». Сомова уже перестала этому удивляться – все было как всегда, такое чувство, что в редакции МЖ каждый месяц происходит одно и то же, как по запланированной программе.
- А знаешь, сегодня Егорова заходила…
КТО?! – Аню аж передернуло от упоминания этой фамилии. На секунду она забыла. Что с недавних пор носит такую же. – Что она забыла там?
- Да успокойся ты, не нервничай так. Я говорю про Егорову-младшую. Приперлась с ребенком своим и к Андрюше: «Смотри, какой милый… какой хороший.. .как на тебя похож» - Маргарита так похоже скопировала интонации Наташи ,что Анька расслабилась. – Ты представь, как это коза меня выбесила? Вот сидит в декрете, чего ей дома не сидится-то? Вот это был полный капец!
- У тебя их на дню по сорок раз бывает. Ты еще не привыкла?
- Ну, тебя, Ань. Я к тебе с проблемой, а ты… - шутливо произнесла Реброва и внезапно повернула голову в сторону двери, услышав звук, поворачивающегося ключа в замочной скважине. – Андрей пришел. Давай потом поговорим, ладно?
- Привет, красавицы! – Калуга стоял на пороге, держа в руках два букета. Он протянул их девушка и принюхался. – Ммм, как вкусно пахнет. Видимо у нас что-то очень-очень вкусное на обед? – обняв любимую, он начал покрывать ее поцелуями.
А Аня, незаметно от них, стерла слезы с глаз. Не хотела она, чтобы кто-то заметил, как ей больно.
Внезапно Сомова сорвалась с места и рванула в ванную, закрывшись изнутри. Сев на бортик ванной, она посмотрела в зеркало:
- Ну и что это с тобой происходит, Сомик? – привычка разговаривать сама с собой в ванной была одной из вредных, но любимых у бывшего ди-джея. – Когда ты научишься сдерживать слёзы и вообще прятать все чувства под замок? Она… ты понимаешь, что теперь ОН – это ОНА и ничего... Слышишь… НИ-ЧЕ-ГО быть не может.
- Анют, с тобой все хорошо? – обеспокоенный голос Андрея застал девушку врасплох. Она даже забеспокоилась: не услышал ли Калугин того, что ему слышать не нужно.
- Да, все нормально, просто что-то кольнуло в животе. Сейчас пройдет. Садитесь обедать, а я приду через несколько минут. – Аня старалась придать голосу уверенность, ну или хотя бы сделать так, чтобы он не дрожал. Вроде получилось неплохо – по-крайней мере Андрей никак не показал, что что-то в разговоре пошло не так.
Странная дрожь пронзала тело, словно молниями. Аньку трясло, а слёзы не прекращали течь по щекам. Закусывая губу, она поднимала вверх голову и смотрела в потолок, мысленно прося себя прекратить плакать, но это не помогало. Боль от осознания того, что Марго, ее любимая Марго, ей не принадлежит, затмевала любую другую.
- Анечка, тихо, моя хорошая, - шептала она, гладя себя по лицу/рукам, - это же Маргарита Реброва, а не Гоша. Да, душа-то одна, а вот тело… Что ты любишь? Душу этого человека, который всегда воспринимал тебя, как друга? Или тело шикарной девушки, которую ты, по сути, и не знаешь?
Этот вопрос Сомова задавала себе постоянно и никогда не находила ответа. Ей нравилось сочетание мужского и женского начала в этом человеке. Для нее Маргарита Александровна Реброва была всем. Частенько, когда они сидели с Андреем, Аня говорила, что Марго – вся ее жизнь и без нее она даже не знает, как существовать будет. Конечно, многим проблемы Анютки казались надуманными, а некоторые вообще списывали все на беременность, но никто и никогда не садился рядом и не пытался поговорить и разобраться во всем.
- Сомова, ты что там, уснула что ли? Или решила на диету сесть? – Реброва, как всегда, была язвительна, но это лишь заводило. – Или ты выходишь, или…
- Что или… - спросила Аня, выходя из ванной и, словно нечаянно/в шутку, обнимая Маргариту.
- Или твоя порция мяса достанется мне – вот что! – главный редактор Мужского Журнала рассмеялась и, приобняв подругу, повела ее на кухню.
- Ну, уж нет! Нас – двое. – С этими словами, Анютка показала на живот. – Так что нам нужно есть больше!
В доме воцарился мир и спокойствие, но Сомова прекрасно знала, что с наступлением ночи вернется и депрессия, и тоска, и чувство одиночества. Так бывало каждую ночь и, к сожалению, способа бороться с этим не было. Алкоголь теперь под строжайшим запретом, а других способов девушка не знала. Конечно, ей советовали больше гулять, но это была своеобразная и невыносимая пытка, потому что почти каждый уголок огромного города напоминал ей о любимом… или, правильнее будет сказать – любимой. Поэтому по ночам Аня предпочитала либо сидеть в обнимку с ноутбуком, либо реветь в подушку. Правда от последнего варианта все чаще и чаще приходилось отказываться, потому что утром последствия таких истерик были, как говорится, на лице. А получать своеобразные выговоры от Марго Сомику надоело, поэтому пришлось заменить сон интернетом и засыпать лишь под утро, когда на улице начинало светать.
Наконец-то все пообедали и Марго с Андреем стали собираться в редакцию, а Анька решила съездить в больницу, чтобы проведать своего мужа. Пообещав, что всегда будет на связи, она вышла из дома и направилась совершенно в противоположную от больницы сторону.
Идя по набережной Москвы-реки, Аня думала о том, что, наверное, поступает, зря обманывая себя, Маргариту, Андрея и любимого мужа. Ей хотелось собрать всех и рассказать о том, что она чувствует к своей подруге, но сделать это она не могла. Ведь если Андрею еще хоть как-то можно это объяснить, мотивируя тем, что Марго - это Гоша, и она тянется не к телу, а именно к душе человека... Но как объяснить это Борису Наумовичу, Анечка не знала.
- Мне точно пора в дурку! - пробормотала Сомова. - Черт же меня дернул влюбится в этого бабника! Ведь если бы... Да что уж там "если бы"! Что случилось, то случилось. Сейчас нужно думать, как выбираться из этой ситуации, причем, желательно, с наименьшими потерями для всех.
Вдыхая весенний воздух, и, кутаясь в шарф, девушка шла по городу, совершенно не заботясь о своем местонахождении. Она даже не сразу услышала звонок телефона... Звонила Она, ее Марго.
- Нет, я не хочу ее слышать, - решительно произнесла Сомова и засунула телефон в сумку. А телефон продолжал надрываться, играя знакомую мелодию, болезненную, но любимую. Анька знала, что поступает сейчас неправильно, но по-другому не получалось. Она боялась, что услышав голос любимой девушки, перечеркнет все, что решила/все что осознала. Именно поэтому, скрепя сердце, Анютка вышагивала по мостовой и делала вид, что не слышит звонка.
Но на улице темнело, и возвращаться домой нужно было в любом случае. Предчувствуя взбучку, Аня осторожно поворачивала ключ в замке, но, войдя в квартиру, замерла, услышав приглушенные всхлипы, доносящиеся из спальни подруги. Не раздеваясь, Сомик вбежала в комнату и увидела Марго. Та сидела на кровати, спиной к двери и, конечно же, не видела пришедшую девушку. Изредка до Сомовой доносились обрывки слов и, спустя несколько минут, она уловила общий смысл: у главного редактора МЖ началась паранойя. Ей снова показалось, что ее драгоценный Калугин уделяет работе намного больше времени, чем любимой, по его же словам, женщине.
- Марго, - Аня осторожно коснулась плеча подруги, - не плачь, прошу. От твоих слёз у меня сердце разрывается. Ну, милая, давай успокоимся. - И тут, повинуясь какому-то странному порыву, Сомова прижала подругу к груди и стала осторожно гладить ее по волосам.
- Анька! Это полный капец! Работа ему важнее, чем я! - Марго посмотрела на подругу заплаканными глазами снизу вверх.
в этот самый миг у Ани замерло сердце: ее Маргарита была настолько близко, насколько она и мечтать не могла. Чуть приоткрытые пухлые губки и блестящие от слёз глаза возбуждали похлеще любого афродизиака. Не отдавая себе отчета в своих действиях, Аня провела пальцем по губам Марго. Ответ последовал незамедлительно: чуть слышный стон сорвался с уст черноволосой девушки. Все: крышу у Сомовой сорвало. Она накинулась на Марго и принялась ее целовать. Никакой нежности - главный девиз их отношений. Солоноватый привкус крови во рту возбуждал еще сильнее. Прокушенные губы - это тоже была своеобразная фишка их отношений. Судорожно дыша, Аня начала расстегивать блузку Маргариты... спустя несколько мгновений на полу, возле кровати, образовалась гора одежды, а вот на девушках ее осталось минимум. Подмяв подругу под себя, Сомова мило улыбнулась и продолжила покрывать ее совершенное тело поцелуями. Прикусить соски так, чтобы Марго вцепилась острыми ноготками в плечи подруги.
- Анечка... я люблю тебя - прошептала брюнетка, облизывая губы.
- И я тебя, - не тратя время на разговоры, Аня снова закрыла рот подруги поцелуем.
Умелыми и привычными движениями девушки доводили друг друга до оргазма.
Тяжело дыша, они сели на кровати и посмотрели друг на друга.
- Анька, что мы натворили?
- То, что хотели. Или ты будешь отрицать, что все произошло без твоего желания? - голос Сомовой дрогнул. Она была готова к любому повороту событий, но все равно считала, что оно того стоило.
- Не буду, глупая, - притянув подругу себе, Маргарита нежно поцеловала ее. - Только это было в последний раз. Пойми, Анют, я Андрюшку очень люблю.
- Ну и люби, кто мешает? - в голосе бывшего ди-джея звучала обида
- Да я не в том смысле. Просто ты скоро станешь мамой, и у тебя есть Наумыч. Пора прекращать, да?
Анька лишь кивнула, глотая слёзы. Она знала, что стоит Марго опять обидеться на Андрея, все повторится, Но решила держать эти соображения при себе.

@темы: фэмслэш, Маргоша (Мария Берсенева), Анна Сомова (Елена Перова), Андрей Калугин (Олег Масленников-Войтов), R

Комментарии
2010-10-19 в 02:10 

Vladlena3
правда останется сама собой независимо от нашей отчаянной веры в то, что мы хотим видеть
:hlop::hlop::hlop::inlove::inlove::inlove:

отличный фанфик. автор невероятно порадовал

2010-10-19 в 02:13 

"У нее есть мозг, хоть она его не использует, потому что ей сердца вполне хватает" (с)
Vladlena3 , автор невероятно польщен и продолжает пинать музу, дабы писать продолжение..
Это еще не конец - я обещаю.

2010-10-19 в 02:17 

Vladlena3
правда останется сама собой независимо от нашей отчаянной веры в то, что мы хотим видеть
давай, только понежней там с музой

2010-10-19 в 02:48 

"У нее есть мозг, хоть она его не использует, потому что ей сердца вполне хватает" (с)
Vladlena3 , а то ж... Я ее люблю) Она мне еще пригодится))

   

слэш по сериалу "Маргоша"

главная